The Island Of Desire

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Island Of Desire » Городской парк » Парк


Парк

Сообщений 361 страница 380 из 380

361

Частный Клуб "Цветок Ночи">>>
Соби бессмысленно бродил по парку, вышагивая по широкой алее и, глядя себе под ноги, задумчиво пинал маленький камешек. В голове было абсолютно пусто, совершенно никаких лишних мыслей и глубоких раздумий о бренности всего сущего, просто сплошной вакуум, ничего более. Парень засунул руки в карманы джинсов и опять шаркнул подошвой по асфальту, отфутболивая камешек еще не пару метров. Пожалуй, таким бессмысленным идиотизмом пианист не занимался уже давно – просто не было времени. Юноша поднял голову, отвлекаясь от созерцания серого асфальта, и наткнулся взглядом на мужчину, которому, видимо, стало плохо настолько, что он упал на спину, еще и разбив какую-то бутылку. Сбросив с себя секундное оцепенение, хастлер, не задумываясь, рванул к незнакомцу, и обеспокоено вопросил:
- Вам плохо? Может, Скорую вызвать?
Знаешь, судя по тому, что он смеется, ему жутко весело и скорая ему явно ни к чему, - критически отметил внутренний голос.
Мысленно послав назойливое подсознание по всем известному маршруту, юноша внимательно глянул на мужчину, пытаясь ходя бы примерно понять, что его беспокоит помимо ссадин полученных в результате падения.

0

362

- Скорую? - священник среагировал на голос скорее машинально, уловив последние слова.
Он оторвал руки от лица и распрямил спину, все так же продолжая сидеть на бордюре и, уже более осмысленно подошел к происходящему. А, точнее - к тому, что к нему обращаются.
- Скорую - не надо, - твердо сказал Дамьен, для вящей убедительности покачав головой, - Она тут ничем не поможет. Мне точно, а ему...уже никто никтоне поможет.
Кивок на разбитую емкость был легким, почти не заметным. Так, скорее для себя, чем для сердобольного молодого человека, решившего, по всему видимо, что тут кто-то (и, кто бы это мог быть?) свалился как минимум с приступом.   Еще раз с сожалением повертев в руке осколок стекла, он решил было кинуть его в стоящую недалеко урну, но передумал и, положил в карман, предварительно обернув платком дабы не пораниться. Кто знает, зачем? Сам он точно не знал. Просто поступал так, как подсказывала интуиция (стервозина, а ведь именно она присоветовала взять флакон из тайника!).
Священник поднялся с асфальта, думая о том, что со стороны, видимо, он смотрится весьма комично. Или, все же жалко? Вот, и помощь уже предлагают.
- Ааа...вы ничего сейчас тут не видели? - слово "помощь" натолкнуло Дамьена на мысль о том, что его поступку были свидетели, которых стоило бы и опросить, раз уж он до сих пор тут и, Остров, кажется, еще не спешил погружаться под воду, - Ну, вот, как будто вспышка была, нет? не видели? Зеленая такая.
Священник попытался жестами объяснить, какая была вспышка и, где. Выглядел он, наверное, действительно так, что вызывал сомнения с нормальности своего психического состояния. Но, тем не менее, ему было важно знать. Хотя бы как-то. Была вспышка или нет. Он ее видел, а другие? Вопрос о том, куда делась жидкость из разбитого флакона, все еще был главным в поветке дня.

0

363

Юноша недоумевающе похлопал глазами, пытаясь сообразить о какой зеленой вспышке идет речь, и не приложился ли незнакомец головой об бордюр, что у него перед глазами заплясали загадочные вспышки. С другой стороны, парень не мог стопроцентно утверждать, что ничего такого не было просто потому, что он не смотрел, а поднял голову только после звона битого стекла.
- Вспышки? Да не было, вроде, - Соби взъерошил рыжие волосы, и пожал плечами, - Вернее, может, и была, но я был занят созерцанием собственных ботинок.
Пианист мысленно отметил то, что разбитая бутылка была пустая, а мужчина еще и забрал с собой осколки. Вывод напрашивался сам по себе – то ли сама бутылка являлась невесть, каким раритетом, то ли там было нечто настолько загадочное, что и глазами не увидишь и руками не пощупаешь.
- А там что химикаты были? – неожиданно брякнул Соби, когда его неимоверные теории начали обретать уже совсем немыслимые очертания.

0

364

- Заманчивое предложение. - Чуть улыбнулся Ласс, имея в виду прогулку к набережной. - Знаешь, я всегда мечтал жить на море. Видимо, моё желание исполнилось таким вот необычным образом. - Юноша вздохнул. Он понимал, что нагло перешел на "ты", но, секунду подумав, решил, что ничего в этом такого нет. По сути, он ещё и не жилец этого города, и кто знает, что будет через пару часов.
Ласс молча шел рядом со Стефаном, забавляясь про себя историей про маньяка.
- Значит, жизнь своим чередом? И маньяки и невинные жертвы? Странная логика у того, кто нас сюда помещает. Или просто хочется создать свою модель мира? - Ласс вдруг крутанулся вокруг себя и раскинув руки прокричал, смотря в небо: - Вы не боги! Слышите?! Кто бы вы не были!
Вернулся к Стефану и усмехнулся.
- Я вас не пугаю? - Снова перешел на "вы" юноша. - А то, небось, строите планы по заточению меня в темнице. - Он рассмеялся и и продолжил свой путь.
Тут его взгляд наткнулся на двоих, что были возле одной из зеленых лужаек. Оба выглядели странно-растеряными. Что-то смутное угадывалось в одеждах, но нужные ассоциации никак не укладывались в голове.
- говорите, людей нет? - Снова улыбнулся Ласс и тут же махнул рукой, привлекая внимание. - Эй, помощь нужна?

0

365

Пауза говорила о многом. Либо его принимают за сумасшедшего и вспоминают номер местной психиатрички, либо за пьяного и, тогда уже - номер полицейского участка. И, еще не известно, что хуже. Потому, как ни тем, ни другим Дамьен не был. Он вообще сейчас не был никем, кроме расстерянно сидящего на земле неудачника. Зато были осколки на асфальте. Причем, это совсем не свидетельствовало о том, что он пил (кому он это докажет?) и, осколки эти от бутылки с зеленым змием. Хотя, нет. Зеленый там был, а змий он или нет, священник так и не спросил. Не успел попросту. Хотя, ответ очевидца его падения и внес в его сумбурные мысли некий порядок, Дамьен все же не до конца был уверен в том, что ему все пригрезилось (нет, ну как же не было вспышки, у меня же до сих пор в глазах черткии от нее прыгают!). Должно быть, парень действительно не обратил внимание, смотрел в другую сторону и, до чужих вспышек ему не было совершенно никакого дела.
- Она была, - Дамьен протянул не совсем уверенно.
Была просто потому, что иначе объяснить пропажу жидкости из флакона он не мог.
- А вы что-нибудь чувствуете? Я имею в виду, если это химикаты...
Дамьен запнулся, не зная, как следует сказать о том, что произошло, да и вообще, должен ли он кому-либо рассказывать о случае с ним? И так, и так, он получался вроде бы как преступник. Раз - то, что выкопал какую-то хрень непонятного назначения, утаив ее от органов правопорядка из-за личный амбиций, два - это то, что вытащил эту хрень сегодня  с собой (чисто так, погулять). А, теперь, вот, еще и разбил. Что из этого будет?
- Я не уверен, что это то, о чем вы сказали, - священник решился все-таки обозначить свою причастность к тому, что случилось, раз парень все еще стоял на "месте преступления" и, вроде бы как бы в эпицентре всего произошедшего, - Там была жидкость, во флаконе. Зеленая. Не знаю, что такое. Флакон разбился, осколки, вон, по асфальту разбросаны. А лужи там нет. Даже пятнышка маленького нет. Зато я видел вспышку. Думаю, может эта жидкость такая, что взрывается при смешении с воздухом или, еще с чем-то, как только открываешь емкость.
Дамьен озадаченно глянул в сторону - оттуда раздавались голоса. Нет, не полиция (пока везет!), даже не неведомые ученые, пришедшие набить ему морду за кражу их разработки века. Просто двое прогуливающихся. Нет, не просто. Одного он знал. И, не был уверен, что это самая лучшая встреча за этот вечер.
- Помощь? - священник второй раз за последние несколько минут, прошедших с момента его падения слышал это слово и, с каждым разом оно нравилось ему все меньше и, меньше, - Нам нужна помощь?  - он быстро перевел взгляд на стоящего рядом с собой парня и, тут же добавил: - Мне - нет.
В доказательство того, что в принципе нормально себя соотносит с этим миром, священник поднялся с бордюра и, даже отряхнул грязные в некоторых местах брюки.

0

366

- Море тут рядом, да. Этого – хоть отбавляй, - Крецу был серьезен, как никогда, произнося  эти слова. Сам он никогда не мечтал о море. Не грезил путешествиями и вообще сырость как-то не особо любил. Как выяснилось совсем недавно, ему по душе больше были горы. Суровая холодность и тишина в противовес легкомысленным брызгам и шуму прибоя. Крецу всегда подстраивал под себя место, в котором жил, будь то его собственный дом или временная военная база времен его давно почившей в небытие юности. Побороть же Остров Крецу и не думал. Порой, все же, размышляя над тем, насколько здешняя реальность отображает то, что хотят от нее жители острова и, сколько людей с единым желанием надо собрать вместе, чтобы остров покорился им, Крецу до конца так и не верил, что имеет дело с разумным существом. Островом, как механизмом, наделенным разумом. Человеческим ли, иным каким-то, он все равно не верил. Одним словом, необъяснимое явление. Об этом он и заговорил сейчас с Лассом:
- А есть ли вообще тот, кто нас сюда помещает? Как знать? Словно зверей в какой-то питомник, чтобы ставить опыты? Смысл? Люди выживут везде, каким бы им условия не создать. А, здесь они – лучше и не придумаешь. 
Он вздохнул, точно сожалея о том, что Остров так благосклонен к своим жителям и, тут же рассмеялся, глядя на то, как Ласс спорит с небом.
- Если бы там кто-то был, остались бы какие-то свидетельства, а так…
Реализм все же был более присущ Крецу, нежели романтическая мечтательность. В силу своей профессии, он давно перестал верить в какие бы то ни было чудеса, предпочитая видеть во всем поступки людей и их волю. Но только когда дело не касалось сущности места, в котором он жил. Он его попросту не понимал.
- Меня сложно испугать, - медленно проговорил Крецу, пытаясь разглядеть пару, маячившую прямо по курсу их с Лассом движения.
Про испуг – все было правдой. Пара Крецу не понравилась. Потому, что где-то внутри него мерзкий голос произнес что-то наподобие приветствия, адресованного грядущим неприятностям. Однако, остановить Ласа и, не дать ему заговорить с живописной парой, он не успел.
Ладно, посмотрим, что из этого получится. Только…
- Прекрасный вечер, падре. Не находите? – Крецу не любил оставаться на вторых позициях. Заложив руки в карманы брюк, он остановился, покачиваясь с мыска на пятку, словно разминаясь перед броском. Было бы на кого.

0

367

Прекрасно! Чем дальше – тем веселее! Люди, не понятно каким чудом появляющиеся на неком Острове, загадочный Центр, истории про который больше похожи на сказки, рассказанные на ночь. Теперь еще и какая-то дурацкая бутылка с зеленой жидкостью, которая исчезает при соприкосновении с воздухом! Мдамс…
- Знаете, по-моему, теория о химической реакции несколько маловероятна, просто потому, что бутылка не выглядела как вакуум, куда не проникает воздух. Впрочем, может, я и не прав, - задумчиво пробормотал пианист, опускаясь на корточки.
Парень взял в руки маленький осколок стекла и с интересом начал крутить его, рассматривая с разных ракурсов, будто там действительно могло быть что-то интересное.
Ну, осколок, как осколок…Бред какой-то.
Заслышав предложение о помощи, хастлер вскочил на ноги, нацепил на личико дежурную улыбку мальчика по вызову и бодро проговорил:
- Да, нет, все в порядке. Просто стеклотару грохнули и все дела! – весело заключил юноша, тряхнув волосами.
Когда второй мужчина обратился к пострадавшему от падения незнакомцу, Соби немного отошел в сторону, еще раз глянув на человека, которому минутой ранее не посчастливилось упасть, зацепившись за бордюр.
Падре? О, касс, теперь у нас в наличии иметься еще и священник, таскающийся с химикатами, - ехидно прокомментировал внутренний голос.

0

368

- Угу. - Промычал Ласс. - Все счастливы и довольны, пострадавших нет. - Он усмехнулся, подходя к двум мужчинам у газона. Как оказалось, Стефан знал одного из них, назвал "падре". Ласс про себя почему-то удивился тому факту, что на острове есть не только маньяки, гуляющие по паркам, но и священники, гуляющие, собственно, здесь же. А вот что, есил падре и является маньяком? Тогда получается, что на острове живут священники-маньяки... Из полубредовых мыслей, что явились результатом бессоной и пьяной ночи, вывел голос второго человека, который тоже отступил от Стефана и падре и таким образом оказался на одном уровне с Лассом.
- Привет. - Тихо сказал Риоло и улыбнулся. Пока старые знакомые выясняют кто из них что делал в парке, вполне можно познакомиться и с другими участниками сей сцены. - А что в таре-то стеклянной было? Или, точнее сказать, уже не было?

0

369

- Скорее это все-таки был вакуум. Я так и не смог снять крышку, сколько бы не пытался в домашних условиях, - еще успел ответить собеседнику священник, перед тем, как к ним подошла прогуливающаяся пара.
Далее это начало походить на поставленный по готовому сценарию спектакль. Знать бы, кто режиссер. Священник не любил массовые зрелища, еще больше не любил в них участвовать, если они не имели духовную подоплеку, потому сейчас чувствовал себя хуже некуда. Да, еще и это.
- Вечер добрый, господин мэр. Воздухом дышим? – разумеется, притвориться, что официальные власти не узнаны, когда он сам в их устах был поименован, Дамьен не мог, - Чудесный вечер, совершенно с вами согласен. И очень теплый. 
От участия во взаимных расшаркиваниях увильнуть не удалось. Удивляло иное – то, что известная своей тягой с конспирации и передвижению в кольце охраны ледышка так спокойно разгуливала по улицам в сопровождении…Кого? Дамьен не претендовал на то, чтобы знать в лицо и по имени всех жителей острова, но этого точно видел впервые. Очередная тайна? Мэра? Священник мысленно потер руки и, думать забыл о том, куда направлялся изначально, выходя из дома.
Вот, это была новость. Без охраны и, все-таки в городе. Снова? Или кипиш, поднятый газетчиками был фикцией? Священнику было не до тонкостей политики, единственное, чего он желал – чтобы история с флаконом (и джином?) не стала достоянием гласности. Ну, и чтобы его вообще поменьше замечали. Впрочем, в сложившихся обстоятельствах это было почти не осуществимо. Кажется, на него полностью оставили мэра, в то время, как двое других мужчин готовились обсуждать содержимое (о, боги!) злосчастной бутылки.
- Газ! Скорее всего, был газ и, он уже испарился, - священник покивал с самым серьезным видом, чувствуя, что говорит чушь, но иного развития событий он не видел – приходилось выкручиваться, как мог. Потому, что больше всего он не хотел, чтобы Крецу проведал о его делишках,  тем более, что были за ним грехи в прошлом, за которые власти грозили пальцем, а теперь могли и изолировать. На долгий срок. Этого священник всеми силами и старался избежать.

0

370

- Воздухом, да, угадали, - Крецу пропускает мимо ушей слова о теплоте вечера. Он еще не настолько параноик, чтобы углядеть в них намек на то, что он долгое время находился в местах, далеких от тепла.
Падре не первый очевидец его возвращения в город, но это не спасает от неудовольствия. Крецу ловит себя на мысли, что желал бы как можно дольше не появляться перед людьми, как он их называл "общественными".  Теми, кто был все время на виду. Не был управленцем, его ровней, но имел все шансы стать таковым. Все эти люди - заведомо его противники. Заслуженно или нет, он их недолюбливал. Священник не исключение. Он так давно на острове, что мог считаться главой местной Церкви. И, без разницы, что властвовать он не стремился. Потенциально - он был опасен. Хотя бы и такими, вот, своими неожиданными появлениями. В неожиданных местах. И, что это за виновато-плутоватый  вид?
Крецу переводит взгляд на спутника священника, точнее на его руки. Стекло? Асфальт тоже весь в брызгах битого нечто. Мэр усмехается. Кажется, у кого-то руки отказываются выполнять свои функциональные обязанности. Об этом он и осведомляется у священника, как можно более задушевным тоном:
- Мусорим, падре? До урны дойти было трудно или это с умыслом было сделано?
С упоминанием о том, что теперь не плохо было бы с веничком и совочком пройтись по этому участку дороги, Крецу решил подождать. Ехидство - ехидством, но все должно быть в меру. Тем более, что не верил он в случайность того, чему свидетелями они чуть было не стали. Вот, шли бы побыстрее, глядишь увидели бы - при каких обстоятельствах падре расколотил свою бутылку. Не простой это был человек, не раз уже говорили об этом Крецу. Почему он раньше все отмахивался от этих разговоров?
- Вы понимаете что-нибудь в газах? - Крецу уже обернулся у Лассу, - Они могут расстворяться? Сдается мне, падре что-то путает.

0

371

Соби ясно видел, что падре очень уж не хочет разглашать свою тайну кому-то еще, и про зеленые вспышки он больше не заикался. Значит, были причины. А раз причины есть, то и пианисту точно не стоило сдавать священника, комментируя действо, свидетелем которого он невольно стал.
- А газ там был, - уверенно заявил парень на вопрос незнакомца, - Точно газ, иначе на земле остались бы следы, а так он безвозвратно затерялся в атмосфере, хотя лично я уверен в том, то там вообще ничего не было. Ну, шел человек с пустой бутылкой, ну споткнулся-упал, чего ж сразу криминал из этого делать? – хастлер говорил спокойно и размеренно, доброжелательно улыбаясь собеседнику.
Юноше очень не понравились нападки второго мужчины, как выяснилось, мэра города, просто потому что они были совершенно беспочвенными. Соби судорожно рылся в своих школьных познаниях раздела органической химии, пытаясь вспомнить хоть что-то, что могло бы помочь в данной ситуации.
- Это был гелий! – неожиданно выпалил рыжик, обращаясь одновременно ко всей веселой компании, - Газ без запаха и цвета! Понятное дело, что вы его не чувствуете!

0

372

- Газ. Гелий. - Ласс посмотрел на разбитое стекло, в котором причудливо играли лучи заходящего солнца, бросая блики на темный асфальт. - Вам не кажется, что всё это бред? - Парень поднял голову и слегка пожал плечами. - В том плане, что обычно при встрече не об этом говорят, кажется.
Действительно, Ласс вдруг поймал себя на мысли, что вообще-то, они все только встретились. И какие же глобальные проблемы их занимают? Какая-то никчемная разбитая склянка.
- Вот уж точно раздули мыльный пузырь...
Риоло поддел носком осколки и отбросил их к бордюру.
- Может, мы лучше познакомимся? Расскажем друг другу что-нибудь? Я так понимаю, что вы и падре - знакомы, верно? Неужели кроме склянки вам даже поговорить не о чем? - Парень хмыкнул и посмотрел на мэра. - В таком случае, это место ещё хуже, чем я мог бы себе вообразить. - Юноша скрестил руки на грдуи и сделал шаг по направлению аллеи. - Стефан, честно говоря, мен откровенно плевать, что там было в этой бутылке. Хоть газ, хоть вода, хоть дух неупокоившийся. Кстати, чем не вариант. - хмуро пробормотал он. И, помолчав, добавил: - Может мы все вместе просто прогуляемся? Погода просто удивительная.

0

373

Поддержке со стороны невольного свидетеля своего падения Дамьен был рад (еще бы, перед таким-то зверем не многие рискнут вступиться!). Впрочем, не спешил он с благодарностью на него глядеть или что-то говорить, слишком большая вероятность выдать себя мэру.  А, это – последнее дело. Вернее, станет последним   делом. Его.
Дамьен, хоть и с опаской, но подключился к обсуждениям свойств гелия, хотя на самом деле желал бы говорить о чем угодно ином, хоть о погоде, хоть о птичках, но только не о своей ошибке, свидетельства которой теперь отбрасывал ногой в сторону спутник мэра. Кстати, кто такой?
- Можно познакомиться, - Дамьен с улыбкой кивнул, протягивая руку инициатору предложения, - Дамьен Конти, местный священник, как вы уже слышали. 
Справедливо ожидая взаимного представления, он меж тем поглядывал на своего заступника, мысленно посылая ему благодарности и, так же мысленно показывая язык мэру. Кому-кому, а ему, уж, точно руку жать он не собирался. Слишком велик шанс остаться со сломанной конечностью, если слухи, ходившие про городского главу, не лгали.
- Я всего лишь простой священник, месье, - Дамьен снова обернулся к парню, с которым пришел мэр и, развел руками, - С господином мэром мы лично никогда не были знакомы, только заочно, я полагаю.
О том, что знакомство это сотни раз могло состояться, но он избегал его, священник решил промолчать. Не хотят окружающие грызни, что ж, скорее всего и Крецу ее прилюдно не захочет. Зато потом, скорее всего припомнит ему и попытки пробраться в Центр и, агитацию народа к массовому побегу с острова. Было время, Дамьен вел себя странным образом. Его тяга к приключениям, скорее всего, осталась с того же времени.
- Прогуляться? Если только на побережье.
Перспектива идти куда-то в компании мэра не радовала.  Одна надежда была на то, что он отговорится чрезвычайной  занятостью (ночь ведь почти на дворе) и, уберется восвояси.

0

374

Отлично! Они сговорились? Крецу достал сигареты и, закурил, глядя поверх деревьев. Намеренный жест, призванный показать, что не так, уж, его интересует судьба того, что стало теперь осколками. А, интересовало ведь. Отчаянно и сильно. Просто потому, что Крецу верил: все, что связано с падре – не просто так. Как-то давно уже в его присутствии кто-то дал падре характеристику – заноза в заднице острова. Теперь Крецу был абсолютно согласен с этим высказыванием. А, еще падре ловкий манипулятор. Это тоже надо запомнить.
- Крецу, Стефан, - он был вежливым человеком, мэр, поэтому представился.
Хотя, по правде говоря, сомневался, что его имя не известно в городе. Разве что, и спутник падре был таким же новичком в городе, как и Ласс. 
- Кстати, о раздутии, - Крецу повернулся к Лассу и, улыбнулся, - именно для этого и используют гелий. Для воздушных шариков. А еще это теплоноситель в ядерных реакторах. Да, падре? Впрочем, вы не ответите мне, я знаю. А, знакомы мы не были, вы правы. Напомнить, чье это достижение?
О том, как священник ловко избегал приглашений к представителю официальной власти в городе, в Ратуше ходили анекдоты. Крецу же смешно не было.
- Духа нам только не хватало, - запоздало посокрушался он, - кто ловить его будет, если он разбушуется? А, место и правда поганое, Ласс. Мои вам соболезнования.
Это был легкий намек на шутку. Наверняка его никто кроме него самого не заметит.
Зато он заметил гримасу Дамьена по поводу прогулки. Крецу тут же решил, что будет лоббировать эту идею.
Посмотрим, что это так его корежит…

0

375

Парень буквально нутром чувствовал, как накаляется обстановка между мэром города и священником. Он бы не удивился, если бы эти двое начали метать из глаз молнии – настолько была заметна их антипатия друг к другу. Видимо самым здравомыслящим в данной компании оказался человек, моментально пославший все разбирательства куда подальше и предложивший хотя бы для начала познакомиться. Решив хоть немного разрядить обстановку, хастлер весело улыбнулся и проговорил:
- А и, правда, давайте пройдемся. Хоть на тот же пляж, вода, небось, теплая, - пианист прикрыл глаза, - М, да, я Соби, - запоздало представился юноша.
Единственное, что напрягало парня, это как бы эти двое по дороге не перегрызли друг другу глотки. По крайней мере, их намерения были весьма однозначны, судя по красноречивым взглядам, которые они бросали друг на друга.

0

376

- Отлично. - Улыбнулся парень. - Ласс Риоло. Можно считать, знакомство состоялось. Что ж, раз все единодушно выбирают побережье...Значит, давайте туда и прогуляемся. Я как раз хоть осмотрюсь. Один осведомленный спутник - хорошо, а трое ещё лучше.
Тот факт, что знакомство падре и мэра состоялось только что, немного удивил Ласса. Что ж, значит, место это мало отличается от того мира, где он привык находится. Стоит только взглянуть на ту гамму чувств, что выражают лица троих собравшихся. Однако, Лассу становилось скучно. И всё больше тянуло вернуть в какой-нибудь бар и заняться привычным за последние несколько дней.
Но раз побережье то на побережье. Может, там он встретит ещё занимательных личностей.
- Ведите, господа. Я здесь пока что ещё не ориентируюсь.
>>>>> Дикий пляж

Отредактировано Ласс (2009-03-08 13:18:06)

0

377

Поворачиваться спиной к Крецу было не комфортно, но священник пересилил это чувство.  Вот, бывает же так иногда – антипатия с первого взгляда. Всегда немного равнодушно относящийся к людям священник, даже удивился таким ярким своим эмоциям. Жаль, что негативным.
Не торопясь, прогуливаясь, по аллее вышли к противоположным парковым воротам, ведущим к морю. О бутылке больше не вспоминали, чему Дамьен был только рад. Кажется, мэр понял, что его нападки тут поддерживать никто не собирается. Уже хорошо.
Священник мог с облегчением вздохнуть. Плохо, что на кладбище железа, о котором прочитал в газете и куда собирался этой ночью, он уже не попадет. Хотя, как знать, может привести туда всю компанию? Но, нет. С ними же мэр. Дамьен не хотел бы, чтоб Крецу о чем-то начал догадываться. Свой чрезмерный интерес к чему бы то ни было, в его присутствии священник постарается скрыть.
Высокие парковые деревья постепенно сменил низкорослый кустарник, растущий только на побережье, с до сих пор кроваво-красными бутонами и, кое-где видневшимися плодами – каплевидными и, тоже красными.
- Ядовитые, между прочим, - походя заметил священник, спускаясь по тропинке к видневшемуся невдалеке пляжу.
>>> Побережье»Дикий пляж

0

378

Мнение о том, сколько и каких именно спутников он бы предпочел, Крецу оставил при себе. Гулять, так гулять. Хотя, для него вернее будет - следить, так следить.
Показная невозутимости священника - лишь маска, он уверен. Крецу хищно усмехнулся, разглядывая спину впереди идущего мужчины.
- Не так трудно здесь все изучить, - говорит он Лассу, идущему рядом с ним, - Остров не большой, кажется, я уже упоминал. Ммм...Соби, - поворот головы в другую сторону, - Скажите же, вы не первый день здесь, что остров не представляет труда для изучения. Вам скоро станет скучно, - поворот головы обратно, к Лассу.
Крецу решил не молчать, предоставив эту роль священнику. Как человек постоянно бывающий на виду, мэр умел говорить. Он обязан был это уметь. Нравился он кому-то или нет, дело десятое. Но говорить он умел.
- На побережье красиво утром, когда рассвет, - Крецу решительно приступил к избавлению присутствующих от мнения о нем, как о нагативно настроенной против бедного священника личности, - А сейчас мы там вряд ли что-то увидим.
Рука машинально срывает горсть ягод с куста, на который указал Конти. Эти бы ягодки, да в компот священника. Хотя, о чем он? Пусть живет, живет долго и, расскажет, наконец, какие цели преследует.

>>> Побережье/Дикий пляж

0

379

Заслышав комментарий мэра, который взял на себя торжественную обязанность поддерживать беседу в столь разношерстной компании, хастлер задумчиво улыбнулся и пожал плечами.
- Я то здесь хоть и не первый день, но интереса все еще не потерял. Тут есть чего искать, и есть места, где можно полазить, как говориться, было бы желание. Тем более у людей, которые хотят выбраться отсюда, интерес к исследованиям не угасает.
Последние слова Соби проговорил тихо, скорее, для себя, чем как ответ мужчине. Его и вправду занимала тема поиска выхода с Острова. Особенно его волновало то, что он лично знал людей, которые исчезли и из этого места. Может, конечно, это было совпадение и они просто оборвали с ним контакт, но юноша был свято уверен, что дело не в этом.
Может, он просто не хочет больше тебя видеть? – начал не вовремя грызть внутренний голос.
Пианист невольно потянулся к цепочке на шее и сжал в кулаке маленький кулон, оставшийся единственным напоминанием о том, что этот человек вообще был.
Соби тряхнул головой, отгоняя назойливые мысли и, для верности улыбнувшись, прибавил шагу, поспешая за священником.
>>>Дикий пляж

0

380

Темнота была вокруг него всегда, она была его сущностью и, он был ею. Темнота давила со всех сторон и душила, лишая всех сил. Жив ли он? Где он? Кто он? Сгусток энергии, зависший в липкой невесомости. У него не было тела, но он чувствовал соприкосновения с пространством, где находился. Он не знал его размеры, так как не имел приспособлений, чтобы видеть. Он не знал даже, что такое видеть. Он знал, что значит знать. Он был пылинкой на лике вечности. Он был ничем и, одновременно всем. Самим этим пространством и, самым малым атомом его структуры. Он – это он. Даже притом, что он не знал, что он такое, он знал, что он – есть. Памяти он был лишен также. Не зная, что собой представляет, он не знал также, и как оказался в этом месте – запертый в неволи и, одновременно свободный. 
Единственное чувство, живущее в нем и, питающее его, была месть. Он плохо представлял – что это такое. Но чувствовал, если б ему удалось вырваться из той тягучей массы, в которой он плавал, он бы сразу же нашел применение своей энергии.

Свет появился внезапно. Удар и звук. Ошеломление. Он не знал, куда делась его невесомость – он был расплющен, придавлен сверху громадой, имя которой было воздух. Знание, свалившееся на него, было огромный и, древним, как он сам. Как земля, на которой он лежал и, которую скреб когтями. Память, которой он был лишен, вернулась, так же, как вернулось тело и, способность мыслить. Теперь он знал – кто, где и зачем. Он был. Вечный. На его языке – делау. Так звали его уже в те времена, когда Остров был пустынен и, представлял собой пик скалы, выглядывающий из океана. Дэлау – так щебетали сейчас птицы на дереве, приветствуя его, раздавленного, в изнеможении лежащего на низкорослой траве. Дэлау – существо изменчивое, как и место, что породило его. Темные небеса отражали, как зеркало, его новую сущность. Пытаясь дышать, он осмысливал нового себя. Видимым напоминанием о прошлом остались только когти.
Он сел на земле и, прислушался. Голоса, тревожно раздававшиеся в непосредственной близи от него, принадлежали людям. Дэлау по привычке облизнулся, но нет. Его новая форма существования не требовала пищи в виде мяса и крови этих забавных двуногих. Странно то, что он и сам выглядел так же, как они. Стал ли он одним из них?
Дэлау коснулся земли остриями когтей. Они, как нож в масло, вошли в нее и, вытащили тушку животного. Мертвый крот. Он питался ими, когда… Когда? Точно до того, как стал парить в невесомости. Где? Неважно. Хотя, нет. Там были белые халаты, двуногие звери-люди и, железные существа, гудящие и пищащие, которые пили из него силы и, в конце концов, сделали тем, кем был он только недавно – ничем и всем одновременно. Пустотой в вакууме. Дэлау скрипит зубами. Нет, он не стал человеком. Что ж, значит, он имеет реальную возможность им отомстить. Найти белые халаты и, уничтожить за то, что крали у него его жизнь и силу. Но, начнет он – с этих четырех.
Дэлау, пригибаясь, как зверь, прячась за кустами, последовал за людьми. Они покинули территорию зеленых деревьев и, пришли к соленой воде. Дэлау был доволен – он много лет провел в воде, она была его родиной. Теперь с ее помощью он отомстит людям, почти также хорошо, как в тот день, когда пошутил и поставил воду охранять остров.

--- >  Дикий пляж

0


Вы здесь » The Island Of Desire » Городской парк » Парк