The Island Of Desire

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Island Of Desire » Трущобы » Притон


Притон

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Узкий переулок в самом злачном месте города оканчивается неприметной дверцей на ржавых петлях. С виду - заброшенный склад. Но, что за дверью на самом деле - знают лишь завсегдатаи этого места. Людям со стороны будет весьма непросто найти это место, да, и, врядли из пропустит здоровенный детина-вышибала на входе, профессионально фильтрующий посетителей притона. 
Едва войдешь в помещение, взгляду открывается мрачный темный зал с низким потолком, без окон. Стены разрисованы любительским граффити, причем количество слоев не поддается исчислению. Деревянные столики, чья чистота оставляет место здоровому сомнению и, через один, деревянные колченогие стулья, хотя, попадаются и не такие потрепанные, железные. 
В здании имеется также чердак (или мансарда, кому, как больше нравится), облюбованный местной преступной группировкой для заключения мелких и не очень сделок.
В притоне можно встретить людей совершенно разного толка - от элитной "золотой" молодежи до криминальных элементов самого низкого пошиба. Главное - попасть сюда.
Здесь совершенно свободно в хождении имеются наркотики, а, у дальней стены, на жестких диванах,  нашли свой приют опиоманы.
Спиртное, причем не самое худшее в городе, здесь льется рекой и в нем никогда не было недостачи, даже во время недавних "драконовских мер" Ратуши, когда было запрещено изготовление и употребление алкоголесодержащих напитков.
Надежно укрытый в трущобном районе и хорошо охраняющий все продступы к себе, притон не раз подвергался штурмам со стороны полиции, но до сих пор остается непоколебимой цитаделью этого района.

0

2

Исследовательский Центр по изучению Феномена Острова >>>

Путь занял не слишком много времени, его как раз хватило на то, чтобы Джордж разработал должную линию поведения. Притворяться кем-то посторонним было глупо, поскольку, как уже не раз сожалел об этом адвокат, его на острове каждая собака знала настолько хорошо, что становилось страшно – никаких сверхусилий он к этому не прикладывал.
Вот, и, сейчас, едва он зашел в затхлое помещение, в котором едва-едва было можно различить посетителей из-за темноты и дыма, местами чуть сладковатого, опиумного, как уже с десяток лиц повернулись к нему с ощеренными улыбками узнавания. Хорошо, хоть, не прозвучал хор голосов, приветствующих Джорджа, который был не то, чтобы завсегдатаем этого места, но бывал здесь довольно часто в связи с делами, о которых добропорядочным гражданам лучше ничего не знать.
Заказав у барной стойки бокал виски, адвокат под пристальными взглядами проследовал в дальний угол помещения, где затаился, потягивая довольно неплохое местное поило, давая время посетителям забыть о своем присутствии. Правда, всегда находился кто-то, кого его персона в этом месте донельзя нервировала. Обычно, такие типы рано или поздно все же подходили к столику адвоката и в ласковых выражениях просили его свалить и не мозолить глаза местной публике, на что Джордж как всегда учтиво посылал господ недовольных в места не столь отдаленные, но весьма пригодные для сидения на плоских поверхностях. Ну, разумеется, не раз и, даже не два, пришлось ему поучаствовать и в драках в этом прелестном местечке, зачастую, им же самим и спровоцированных драках. В этом забытом Богом месте, которое и полиция обходила дальней стороной, он как-то ухитрялся вертеться и до сих пор оставался жив, а, с некоторыми индивидами водил нечто вроде дружбы.
Вот, и сейчас, Джордж весьма рассчитывал, что счастливая звезда, под которой он рожден, приведет к его столику кого-нибудь, кто сможет помочь ему в разрешении терзавшего его вопроса. И, все равно кто это будет, лишь бы помощь была действенной. А, на расплату адвокат никогда не скупился, если результат дела его устраивал.
Проще было бы, конечно, найти информатора «оттуда», человека, который там свой и который не очень предан общему делу, если там такие вообще есть. Иной подход к делу будет в случае, если таковых не найдется. Тогда, надо будет искать человека, готового с выгодой для себя втереться в доверие к гражданам из Центра и, сообщать периодически об их истинных намерениях адвокату.
Джордж зябко передернул плечами. От мыслей, занимавших его, вот, уже, который день, все явственнее веяло могильным холодом. Впрочем, даже это не могло отвратить Джорджа от задуманного. Потому, что, что-то ему подсказывало, что на острове попахивает необъявленной войной, которая, быть может, будет проходить и, скрыто, но результаты ее затронут всех без исключения. А, не в правилах Джорджа было стоять в сторонке и наблюдать, как какие-то бесноватые фанатики превращают его жизнь и его дело в груду обломков.
Кажущийся безразличным взгляд обводит столики, расположенные ближе всего к адвокату.
Нет, никого подходящего.
Но, пока у бармена есть  виски, пока впереди еще вся ночь,  пока у Джорджа есть цель, он будет здесь, чего бы ему этого не стоило.

0

3

Побережье » Коттедж Энтони Гриф

Остановив Hummer возле одной из центральных улиц, заметив на ней торговцев наркотиками и сутенера, Энтони затаился. Он терпеливо ждал, и его машина кралась за каждым перемещением подозрительных юнцов в рэперских прикидах, с шапочками по самые плечи натянутых на немытые патлы, с низкопробной подделкой под золото на шее, руках и пальцах. Его взгляд замечал все, включая то, что стайка пестроразряженных шлюх весело щебеча матом по знаку сутенера рванула по улице после того, как сутенеру позвонили по сотовому. Энтони обладал достаточным запасом терпения, чтобы отследить перемещение каждой шлюхи города, каждого торговца, всей этой мелкой шушеры. Их неудержимо тянет к крупным рыбкам. И именно крупные рыбы могли вывести Энтони на то лакомое место, где будет охотиться он сам.

Энтони долго петлял за ними на машине, не брезгуя пользоваться картой, сверяя дорогу, к когда надо, он обгонял людей, чтобы затушив фары поджидать их на следующем перекрестке с поистине охотничьим долготерпением, когда надо, отставал, крадучись скользя по ночной улице тише шороха лап кугуара. Машина была безупречна. Отлаженная как часы, ведомая умелой знающей рукой.

В конце концов вся орава шлюх подцокала невыносимо высокими каблуками к двери какого-то заведения и Энтони невольно втянул ноздрями воздух этого места, чтобы ощутить атмосферу. Пахло наркотиками, жуткой смесью, блевотиной, мочой, дешевыми духами, сигаретами и помоями. Такие места он знал. Тут нужно терпение и некий талант и подход, чтобы обвести вокруг пальца охранника. Надо выманить его наружу и быстро и качественно лишить сознания. Бескровно. Кровь в вэтих местах всегда может неожиданными неприятностями сказаться на твоей дальнейшей жизни. Любой бритоголовый тупой как желудь охранник может оказаться аутичным братом какого-нибудь воротилы героиновых кортелей. Дикости мира бывают разные.

И Энтони дождался пока его наводка прошмыгнула внутрь, заодно проверил реакцию охраны на вход посторонних, вышел из автомобиля. Тщательно закрыл его и акуратно, но уже механично нацепил на боковое зеркало небольшой сувенир, с которым не расставался, сохраняя в отделении для перчаток в небольшой коробке с азотом, который в мире называли так же «сухой лед».  На стали ножки зеркала болталась связка больших пальцев рук человека. Там были черные пальцы, нежно-белые, и сжелта. Там были пальцы явно очень крупных мужчин. И все они эффектно обнажали обломанный сустав, белеющий хрящом и сухожилиями,  и от них струйкой вился дымок холода от азота. Вряд ли на машину с такими сувенирами хоть кто-то рискнет поднять свой баллон с граффити или гаечный ключ на покрышки.

Закурив, Энтони апатично озирался, словно выглядывал себе шлюху на миг удовольствия. Тяжелые веки хищно полуприщуренные, смугло поблескивали белки глаз, узкие губы плотно охватывали фильтр сигареты, пока сам он впитывал атмосферу места, сливался с ней, ощущал себя ее частью, чтобы найти ту нить, что даст ему самый нерисковый шанс проникнуть в место, куда он хотел войти. В это заведение.

Отредактировано Энтони (2007-08-23 18:59:01)

0

4

От смрада и дыма начинала немного кружиться голова, что не было предусмотрено программой вечера. Приложенный  ко лбу стакан ничуть не помог, было такое ощущение, словно пот черепу бьют палкой, весьма увесистой, да при том, с шипами.
Джордж, со вздохом разочарования был вынужден констатировать, что вечер прошел в пустую, поскольку скорее всего он сейчас покинет бар, так, и, не узнав ничего стоящего.
Полупустой бокал с тяжелым стуком опускается на стол. Адвокат с непроницаемым лицом поднимается со своего места и, не торопясь, пересекает периметр помещения.
Воздух улицы не то, что бы чище, но все же с некоторой примесью ветра с морского побережья, приносит временное облегчение. Но, вскоре это облегчение сменяется кашлем, поскольку от близости помойки, источающей гнилостные миазмы, дышать становится совершенно не возможно.
Вытащив из кармана платок и, наплевав на косые взгляды местных обитателей,  зажав им нос, Джордж вышел почти на проезжую часть с намерением найти хоть какое-то, пусть самое завалящееся транспортное средство, которое будет способно доставить его до дома.
Внимание привлек Хаммер, красовавшийся на обочине и, прозрачно намекающий на то, что ныне где-то тут пребывает весьма незаурядная личность его хозяина. Машинка отчего-то показалась смутно знакомой адвокату, все ж-таки, не много таких «зверей» можно было встретить на улицах города. Но, вот, кто ею владел, припомнить как-то не удавалось, сколько бы Джордж не пытался.
Издали, рассматривая, автомобиль-красавец, Джордж сначала совсем не обратил внимание на мужчину, курившего невдалеке. Но, едва холодный и пренебрежительный взгляд его встретился с хищным взглядом мужчины, все кусочки головоломки встали на свои места. Джордж даже присвистнул тихо, после чего последовала попытка угадать – что этот человек делает здесь и, случайно ли они, вот, так, столкнулись.
Нет, разумеется, лично они были не знакомы, но, адвокат, привыкший знать все и обо всех на острове, не раз слышал про этого субъекта и, отнюдь не всегда услышанное соответствовало общепринятым нормам морали и правилам чести.
Не это ли тот самый счастливый случай, которого он ждал в темном помещении бара?
Пружинистой походкой, не отрывая взгляда от лица курящего мужчины, Джордж медленно приблизился к нему и, чуть усмехнувшись, обратился:
- Закурить не найдется?
Просто, надо было что-то сказать, не восхищаться же машиной, на которой, при ближайшем рассмотрении, Джордж углядел такой сувенир, что все его реплики о великолепии автомобиля со скоростью света улетучились в далекие дали.
Если исходить из закона всемирной подлости, он сейчас будет также узнан и, хвала Всевышнему, если не в совсем грубой форме послан. Но, чем черт не шутит?       
Джордж растянул губы в дежурной улыбке, но глаза по-прежнему оставались холодными кусочками льда.

0

5

Энтони курил, и его инстинкты мгновенно ощутили пристальное внимание некоего вышедшего из двери притона к его машине. Но судя по отменной одежде смотревшего, навряд ли тот смотрит на машину алча ее «разуть». Энтони посмотрел на мужчину мельком как прощупывают мир змеи, лишь пробуя воздух кончиком раздвоенного языка. Он же обвел апатичным взглядом всю улицу и вроде как не посмотрел прямо на смотревшего, но ощутил с силой и реалистичностью касания когда взгляд человека задел его лицо. Тихий свист, его Энтони ощутил еще резче, ведь напрягал слух, в попытках собрать всю информацию об этом месте.

Когда этот человек направился к нему, Энтони впечатал в его глаза взгляд, предупреждая им о том, что нарываться на неприятности не стоит, предстоит быть аккуратным.  Прямой взгляд – признак агрессии. И Энтони осознанно шел на него, сейчас ему нужен был контакт. Любой. Даже агрессивный.

На слова о куреве, он достал пачку сигарет, протянул ее подошедшему, и не глядя более на него, продолжил изучать обстановку. Хотя наибольшее внимание сконцентрировал именно на рядом стоящем, от него опасность могла подобраться быстрее чем из переулка.

-Держи. – он сделал еще одну затяжку и кивнул на заведение, снова обратив взгляд на молодого мужчину рядом. – Хорошее место? Контингент, похоже, там стоящий.

Он не высказывал того интереса, который испытывал на само деле и не выказывал нетерпение. У него было полно времени. Всегда можно было за некую сумму уговорить любую шлюху провести его как клиента. Но тогда будет личный досмотр, который он явно не пройдет. Расставаться с оружием намерения он не испытывал, тем более в ТАКОМ месте. И лишь безумец оставил бы при нем его оружие. Нужен кто-то позначительнее шлюхи или сутенера. Этот человек выглядел представительно. Может, шпион властей или нечистый на руку адвокат какого-нибудь местного клиента. Чем лучше костюм, тем большая вероятность что это посредник между миром андеграунда и миром лже-элиты.

Энтони перехватил взгляд мужчины и глубоко вонзил всю свою проницательность в их глубину, словно выпытывал все, вплоть до пульса, до тайных мыслей в голове собеседника. Этот взгляд не вопрошал, а только изучал собеседника как объект проникновения внутрь. Он настолько глубоко ушел в это изучение, что зрачки глаз стали огромными, словно у наркомана, психологически, молча, он старался сломить внешнюю оболочку, удерживающую собеседник на расстоянии руки, чтобы он подошел ближе, еще ближе, как по зову змеи замирает кролик.

0

6

Длинный тонкие пальцы не торопясь, вытаскивают сигарету их пачки и, не дожидаясь предложения огня, которое может и, не последовать, достают зажигалку и – миг искры – прикуривают, затягиваясь на всю полноту легких. 
Прищуренный взгляд холодных глаз, оценивающе осматривает внешность незнакомца.
- Контингент как раз тот, какой вы ищете.
Нужно ли добавлять то, что люди, которые никогда бы и не подумали о проведении досуга в подобном месте, не появляются в этих краях? 
Джордж кивком головы откидывает челку со лба и, с усмешкой смотрит на мужчину напротив. 
- А, вот, хороший контингент, или плохой, каждый решает для себя сам.
Ехидная улыбка скрывается за новой затяжкой. Джордж знает, что шутить тут стоит осторожнее, если он не хочет найти свои кишки по утру в местной канаве.
Однако, он, кажется, не узнан, что может сыграть ему на руку. Попытка выдать себя за элитную шлюху в мужском обличии, Джорджу не впервой. Привыкнуть он успел к этому давно, а, результаты его стараний могут быть, ой, как различны и многообещающе.  Вот, только, клюнет ли этот человек на него? Что-то подсказывало, что, навряд ли, но попробовать Дорджу никто не мог помешать.  Ведь, не просто так, судьба поставила на его пути этого человека? Значит, этим стоит воспользоваться.
Возможно, у него все должно получиться. Главное, не переборщить с эффектами.
Откинув в сторону недокуренную сигарету, Джордж убрал руки в карманы брюк и, тихо произнес:
- Вы, не вход ли, в это прелестное заведение ищите, месье?
О том, что внутрь не пускают абы кого, адвокат, разумеется, был осведомлен. Если его догадка верна, значит, он может оказать мужчине некую услугу и, быть может, ему посчастливиться  увидеть результат своего самаритянства воочию еще до истечения ночи.
- Там подают отменное спиртное, но что-то мне говорит, что вы не этого здесь ищите…

0

7

-Вход очевиден. Вон та дверь. За ней амбал и металлоискатель. Мне же нужен не «вход», мне нужен «беспрепятственный вход», если ты понимаешь о чем я.

Энтони не отследил куда упала сигарета, но автоматически затушил ее носком ботинка. Привычка, оставшаяся с армейского времени. Тщательно тушить окурки. Желательно, не оставляя их за собой. Энтони свой окурок затушил о миниатюрную пепельницу и сунул в нее. Он мог позволить себе раскидываться образцами своей слюны разве что тогда, когда был уверен, что никто не засек который из окурков на земле его.

Глядя в глаза молодого мужчины холодным, змеиным взглядом, Энтони задал вопрос, к которому подводила беседа. Он понимал, что этот человек отчего-то заинтересовался им. Вряд ли это сексуальный аппетит. Не похоже чтобы у парня ворочалось в штанах. Взгляд спокоен, запах тела не изменился, нет своеобразного аромата напряжения, нетерпения, страсти. Нет, парню явно не до секса. Что-то он хочет провернуть с ним. И это не торговец наркотой. Непохож совершенно, хотя явно может подрабатывать доставкой этого товара по особым заказам. Навряд ли в таких местах водятся излишне щепетильный контингент.

-Хочешь оказать мне эту любезность – войти туда на соблазнительных условиях? Тогда в чем соблазн сделки с твоей стороны. С моей мне понятен. – улыбка тронула губы Энтони и ресницы затенили глаза, превратив их в черные провалы с чуть поблескивающими белками, когда взгляд на миг смещался с лица молодого мужчины на окружающую обстановку, сканируя ее на предмет потенциальной опасности.

0

8

Джордж усмехнулся, иронично изогнув бровь и, взглянул на мужчину.
Что ж, кажется номер со скучающим бездельником, ищущим себе партнера на ночь, тут не прокатит. Либо он неубедителен, либо человек, стоящий перед ним сделан из железа, причем чрезвычайно  подозрительной породы. Улыбка вызывала ассоциацию с оскалом хищника, готового броситься на жертву и, разорвать ее в мгновение ока, отчего становилось как-то неуютно на душе.  Прикрывшись равнодушием, как лучшей из имеющихся в наличии броней, Джордж пожал плечами и улыбнулся, надеясь, что получилось достаточно наивно и невинно. Не получилось так, попробуем поймать на противоположном.
- А, почему я должен что-то получить взамен?   
Широко распахнутые глаза с удивлением рассматривают мужчину, словно это диковинное существо, а, вовсе не обычный человек из плоти и крови. Ответ на вопрос Джорджа не так, уж, и, трудно предугадать.
- Вот, только не надо мне рассказывать о продажности и циничности людей, составляющих большую часть населения острова. Не ровняйте всех под одну гребенку.
Напряженная работа мысли – а, что в действительности ему тут нужно? Может ли это быть связано с Центром, вокруг которого сейчас происходит эта мышиная возня в различных общественных кругах острова? И, если – да, то на руку ли это адвокату? Навряд ли он рискнет так сразу открыто заявить о своих интересах в этом злачном месте, но попробовать разузнать можно. Чем черт не шутит, вдруг, да, повезет. 
Джордж с безразличным видом разглядывает улицу за спиной мужчины, внимательно вслушиваясь в его речь, но, тем не менее, ни малейшим движением не выдавая того, насколько сильно это его интересует в действительности.
- Знаете, мы может тут до бесконечности расшаркиваться, обмениваться любезностями, но это ни на йоту не приблизит нас к тому чертову затхлому помещению, что расположено позади меня.
Насмешка во взгляде проступает явственнее, но с абсолютной уверенностью нельзя судить о том, что в действительности ее вызвало.
- Я могу провести вас в бар, а, вы, если так того настоятельно требует ваша совесть, можете угостить меня выпивкой и скрасить несколько минут моего одиночества своим присутствием… Идет? 
Да-да, всего лишь несколько минут, но, я, уж, постараюсь вырвать у тебя причину столь пристального внимания к милому сердцу притончику…Даже и у людей стельной закалки есть слабые места, а, следовательно, их можно найти…А, найдя, использовать по своему усмотрению…

0

9

Услышав вопрос молодого человека, Энтони даже хищно прищурил глаза, с языка был готов сорваться ответ,  как полагается «За все в этом мире надо платить». Его следующие слова стали еще более непонятным фактом в этой малопонятной беседе. Энтони чуть повел плечом, как если бы отстранял с пути что-то или кого-то.

-Мне дела нет до циничности и продажности населения. Вообще нет дела до кого бы то ни было здесь или где бы то ни было. И попрошу не указывать мне, как воспринимать мир. Ты должен получить что-то взамен, потому что лично я не намерен быть в долгу перед кем-то лишний раз. Тем более перед тем, кого я не знаю. Но раз для тебя не составляет проблемы устроить то, что меня интересует,  за ту цену, что ты сам озвучил, то сделка состоялась. Ты заводишь меня внутрь, я угощаю тебя и часть вечера скрашиваю твое одиночество за беседой любой направленности.

Энтони направился ко входу, удерживая молодого спутника под локоть. Некрепко, вырваться тот мог, но пальцы словно невзначай лежали на нервном узле локтя, способные в одно мгновение причинить молодому человеку максимум боли, и вырвать мгновения, необходимые для действия. Рука Энтони была горячая, сильная, пальцы длинные и крепкие, с мягкими подушечками и жесткими мозолями под обманчивой мягкостью.

Уже почти у входа Энтони чуть улыбнулся, но улыбка была лишь обманчивой ширмой приятности по сравнению с холодной жесткостью тона.

-Тебе не идет строить из себя невинность. Это не твой образ. Люди в ТАКОЙ одежде, в ТАКОМ месте, и с ТАКИМ взглядом не могут быть НЕВИННЫМИ овечками. Это слишком просто, чтобы не заметить. Ты что-то затеял, и мне становится интересно выяснить – что именно.

Он демонстративно постучал в дверь и легким нажатием на локоть молодого человека выставил его перед собой как щит.

0

10

Не пытаясь вырваться, дал взять себя под руку и, не торопливо направился к входу в бар, стараясь попадать в темп шагов незнакомца.
- Убейте мне, но не знаю, кто вам сказал, что мне от вас нужна беседа. Я, если помните, сказал, что вы могли бы скрасить несколько минут моего одиночества своим присутствием. Но, о беседе речи не было.
Джордж растеряно улыбнулся и пожал плечами, словно бы извиняясь за то, что непреднамеренно ввел в заблуждение. Повернув лицо к мужчине, внимательно смерил его взглядом, стараясь определить – что он может предпринять, если что-то пойдет не так, как он хочет. Впрочем, это было не выгодно и, самому адвокату. Все-таки, тогда, он потерял бы шанс разузнать все, что ему было так интересно знать. А, этого, он допустить никак не мог.   
Вслед за ядовитым выпадом последовала улыбка человека, уверенного в себе и силе своих слов, которыми он редко разбрасывался абы как.
- Я пытаюсь понять, у вас никто с рентгеновским аппаратом из родителей не работал? Уж, больно проницательный вы…
Маска спокойствия и небрежности на лице. Джордж не переживает. Не из-за чего. Не получилось так, получится по-другому. Этим, он всегда себя успокаивал. Успокоил и, сейчас. Главное – цель его ночной вылазки не раскрыта и ничуть не пострадала решимость найти разгадку тайны, а, значит, все еще можно повернуть в нужную сторону нужным образом.   
Небрежный кивок верзиле-охраннику, открывшему дверь на стук. Джордж немного откидывается назад, прижимаясь спиной к мужчине и, едва заметно трется о него ягодицами, впрочем, достаточно для того, чтобы губы охранника поджались, а, взгляд окаменел. Стараясь выглядеть как можно более естественно и счастливо, таким, каким его тут привыкли видеть, Джордж произнес нараспев. 
- Ну, вот, я и вернулся, Том. Видишь, мне сегодня опять не придется скучать.
Кивок головы на мужчину сзади. Язык скользит по пересохшим губам. Усмешка, ясно говорящая о том, что выражение лица охранника, брезгливо-недоуменное, было таким же привычным для Джорджа, как клопы в местном отеле.
Верзила сторонится, чтобы пропустить мужчин на входе в бар. В глазах его можно прочитать все, что он думает о «проклятых пидарах», но место он свое знает, так же, как знает он и то, что адвоката трогать нельзя, иначе от хозяина может влететь так, что потом разрозненные части его тела друзья и товарищи будут искать по всем помойкам острова, дабы похоронить по-человечески.
Джордж проходит в дверной проем, увлекая за собой сурового мужчину, надеясь, что не сделал ничего такого, что претило бы его понятиям о чести и достоинстве.
Веселый заговорщицкий тон и странно хорошее, предвкушающее, настроение.
- Ну, вот, мы и внутри. Кто-то обещал мне выпивку и что-то еще.
Джордж уверенно ведет мужчину к столику, который лишь недавно был покинут не в самом радужном настрое. Судя по взглядам посетителей, уловка удалась на славу – из них получилась весьма убедительная пара.
Расположившись за столиком, чуть приподняв в улыбке уголки губ, посмотрел на незнакомца.
- Может, стоит познакомиться, а? Или, вы выше подобных условностей?

0

11

Энтони довольно апатично отнесся к легкой ехидце молодого человека.

-Не хочешь беседы – не будет. – выпад о своей проницательности  Энтони просто проигнорировал.

Но стоило молодому человеку прильнуть к нему, играя сцену перед охранником, и рука мужчины легко и уверенно легла на талию спутника, ласково поглаживая его легкими движениям, нестерпимо-интимными. Склонившись к ушку юноши, Энтони чуть тронул губами нежную кожу, скорее согрел дыханием, чем коснулся, ресницы чуть дрогнули, роняя тени на скулы, и спустя миг вновь приподнялись, демонстрируя охраннику такой собственнический взгляд, полный превосходства победителя, что навряд ли можно было не понять для чего двое мужчин торопятся проникнуть внутрь здания. 

Но лишь только за ними закрылась дверь и охранник посторонился, пропуская внутрь, взгляд обладателя сменился проницательностью делового человека. Он знал подобные заведения и почти не нуждался в сопровождении, чтобы предугадать где тут что. Он все так же полуобнимал своего спутника, рука лежала на его талии как если бы всегда была там, лишь при шагах легчайшими скольжениями лаская кожу через ткань одежды.

Усадив, как галантный кавалер, молодого человека за столик, при этом намеренно отодвинув кресло так, чтобы ему самому осталось место, с которого отменно было видно вход и выход из помещения, дал знак официанту подойти, сел, откинувшись на мягкую спинку кресла, но куртку не снял, заботясь о своем оружии, не желая его видом вызвать ненужное волнение аудитории.

-Энтони. – он коротко сделал заказ на два коктейля с большим содержанием льда и сока, с меньшим содержанием алкоголя для себя. Сейчас было не время отрываться и отдыхать.

Получив заказ, он уже более расслабленно посмотрел на своего спутника.

-Итак, ты совершил официальное преступление. Ты впустил невесть кого туда, где каждый, кто привел нечисть, обязан отвечать головой за своего приведенного. Или ты знаешь меня и имеешь планы на меня, или имеешь планы не имея сведений обо мне. Одно из двух. Ты хорошо одет, не изуродован, с дорогой бирюлькой, значит тут ты свой и неприкосновенный. Но ты все же впустил меня, а это преступление. Кажется, у нас тут сейчас произойдут деловые переговоры.

Он улыбался, без тени волнения или озабоченности опасным окружением. Улыбался белозубо, нагловато, поедая глазами выразительными, ярко блестящими удовольствием. Поймав рук у молодого человека, чуть тронул губами его внутреннюю поверхность запястья.

-Ты хорошо пахнешь, хотя твоя одежда провоняла местными запахам, нарктой, потными телами. Но ты пахнешь хорошо. Ты здоров, ты уже не боишься, твой пульс лишь чуть чаще обычного, твои руки не влажные, значит ты не боишься за свою жизнь в этом месте. И не волнуешься, или хорошо контролируешь себя. Я ценю такое поведение и мы можем поговорить или, как ты уже упоминал, молча посидеть друг возле друга, чтобы сохранить нашу общую легенду.

0

12

Тонкие пальцы играют с одной из пластиковых трубочек в бокале, сгибают и, дав выпрямиться, сгибают снова. Задумчивый взгляд скользит по лицу человека напротив – от губ, куда-то в сторону уха и, - к глазам, чуть больше уделив им внимания.
Так, ведь и, окаменеть можно, смотря в эти глаза...холодные…значит, оледенеть…
Ленивая улыбка на губах, чуть опустить ресницы, скрывая блеснувший азартом взгляд.
Джордж сосредоточено принялся помешивать лед в своем бокале, с таким видом,  словно ничего более важного для него сейчас не существовало.
- Эээнтониии, - тихо протянул, словно пробуя – каково на вкус имя этого человека, - Мое имя – Джордж и, пожалуйста, давайте обойдемся без всяких, там, уменьшительно-приторных производных от имени. 

Проглотив так и просящуюся на язык фразу: «Не люблю», решив, что и, так, сказал больше, чем следовало, Джордж сделал небольшой глоток коктейля и, с внимательной иронией прислушался к тому, что говорил собеседник.
Несколько раз порывался притворно возмущенно фыркнуть в ответ на услышанные слова, но лишь продолжал рассеянно улыбаться, полуприкрыв глаза, словно слушал самую прекрасную на свете музыку.
Выбрать нужную линию поведения никак не удавалось. Казалось, мужчина попросту видит его насквозь и, разгадает любую попытку обмана. Подобное свойство, весьма неприятно сказывающееся на оценке Джорджа своих актерских талантов, ранее он встречал лишь раз. Воспоминание о том разе до сих пор болью отзывалось во всех частях тела, наглядно демонстрируя, что с некоторыми людьми лучше быть честным, но, при этом, оставаться живым.
Медленно подняв взгляд на уровень глаз Энтони, кивнул, подтверждая, что принимает его трактовку происшедшего, а, весьма довольная улыбка, играющая на губах, указывала на то, что раскаянье – непозволительная роскошь для молодого человека, а, то и вообще – чуждое понятие.
Молчание, которое он хранил до этого момента, выжидательное, осторожное, дающее шанс выговориться другому человеку, не могло продолжаться долго, но, Джордж был полон решимости выслушать и, усвоить все, что ему хотят сказать, а, после, уже решать – что сказать самому. В зависимости оттого, что от него хотят услышать.
Чужие губы на запястье. Прикосновение, которое словно ток, ударило по нервам и, незримой сетью чуть покалывающего удовольствия разбежалось по телу. Расширенные зрачки. Сердце, замершее, словно гепард перед прыжком.
Мгновение напряженной работы мысли и, тихий смех в ответ, расслабленный, отметающий все сомнения в его искренности. Адвокат уже все понял и принял решение, хотя при упоминании о запахе его тела, весьма заметно вздрогнул, едва только представил, как в довершение прикосновению губ, нос Энтони приближается, изучающее обнюхивая его тело.
Тряхнув волосами, словно убирая надоедливую челку с глаз, мягко высвободил свое запястье и, сцепил руки на холодном бокале.
- Знаешь, я часто привожу сюда кого-нибудь, - лукавая улыбка и море недосказанности во взгляде, - Вот, только не всегда этот кто-то имеет возможность покинуть здешние гостеприимные стены.
Нет, не угроза. Так, слова, сказанные просто для сведения. Фраза, брошена как нечто само собой разумеющееся, что, впрочем, таковым и, являлось. Уж, кто-кто, а сидящий перед ним мужчина, должен был прекрасно понимать – где оказался и в какой компании. Лица людей, сидящих за столиками вокруг отличались особым интеллектом и сообразительностью, наверное, лишь только в представлении их самих. Зато, это была отличная убойная сила, к услугам которой адвокат прибегал ни раз и, даже не два. Но, все в рамках негласного соглашения.
- Кстати, о здоровье моем, я бы на твоем месте тоже не распространялся с такой уверенностью. Ты же не рентген, в самом-то деле, чтобы видеть – что, там, у меня внутри. Может быть, я смертельно болен…
Усмешка скрывает затаившуюся в глазах боль. Ненужные эмоции. Ненужные мысли. Попытка сосредоточиться на том, что должен сказать.
- Мне ничего не будет за то, что я провел тебя сюда. Н-и-ч-е-г-о. Абсолютно. Ты угадал, я – неприкосновенен. А, в случае, если ты решишь получить посмертное звание героя и, начнешь тут почем зря палить направо и налево, ну, вдруг, ты псих, какой-нибудь, то местным мальчикам будет лишь лишняя тренировка – успокоить тебя. Пусть даже и ценой собственных жизней.
Джордж сделал глоток коктейля. Лед его стараниями растаял и, смешался с алкоголем и соком, с каждой минутой становившимися все теплее и теплее. 
Склонив голову на бок, внимательно взглянул на собеседника.
- Я тебя не знаю, ты прав, но очень хотел бы узнать. Поближе, - о том, что слухи, которыми полнился остров, дошли и до него, Джордж попросту решил умолчать, поскольку  и мужчина пока не обнаружил своего знания о том, с кем ему довелось столкнуться и распивать сейчас напитки, - Одежда, манеры, даже запахи – это все можно купить или попросту присвоить чужие, тогда, как есть вещи, наличие которых у людей предполагает некоторые последствия и, быть может, толику уважения.
Джордж, грациозным жестом приподнял руку и, два раза коснулся указательным пальцем своего лба. Улыбка исчезла, а, цепкий взгляд яснее ясного говорил о том, что шутки давно закончились.
- Мозги, - пауза на обдумывание услышанного, -   И, у тебя они есть.
Отодвинув бокал с теплым содержимым на край стола, Джордж откинулся на спинку стулаи, достал сигареты.
- Ты уверен на счет своего желания вступить в деловые переговоры?
Адвокат намерено подчеркнул словосочетание, услышанное от Энтони. Если ему так больше нравится, пусть будет именно так. Деловые переговоры. Это значит, у каждого в итоге либо появятся определенные права и обязанности в отношении другого участника переговоров, либо им придется постараться забыть о том, что они вообще когда-то, вот, так случайно встретились. Быть может, у кого-то на этот счет имелись и иное мнение, но Джордж имел свою четко определенную стратегию в подобных делах. А, играть по чужим правилам он не привык.
Так же, как и бежать впереди паровоза, заявляя о своих целях и интересах.

0

13

Предупреждение в словах молодого мужчины Энтони воспринял так, как и должно. Внимательно, запомнил, но и только. Особых эмоций они в нем не вызвали. Казалось, Энтони все равно что будет с ним через миг – станет ли он продырявленной мишенью после перестрелки или ему нальют еще бокал коктейля. Ему и было все равно. В любом случае он получит удовольствие. Удовольствие забрать с собой сколько сможет или удовольствие выпить приятный напиток в обществе по сути красивого парня. К тому же умного и изворотливого, интересного.

Энтони заинтересовался им и интерес был довольно многогранен. От любопытства и до простого плотского предвкушения. Ему нравилось слышать звук голоса мужчины, его движения приятно ласкали взор, а тепло тела и его аромат были ненавязчивы и притягательны. Он не ластился как шлюха, и не отталкивал, как недотрога, но тем не менее тело молодого мужчины реагировало против или помимо его воли. Оно отзывалось затаенной песней, как струна, еще немая, но от порыва ветра подрагивающая.

-Если ты болен, я помогу с эвтаназией. – без какого-то намека, просто и легко предложил Энтони. Скорее по-привычке, чем намеренно. И не ждал ответа. Он был не нужен. Это была информация к размышлению, как и слова его партнера и соперника по этой вылазке в злачное заведение о том, что он часто приводит своих «гостей» и что с ними случается. В душе Энтони уже решил, начнись потасовка, он сначала  сшибет первую волну нападающих и лично, собственноручно, раздавит горло юного обольстителя, так, чтобы его подвеска глубоко вошла в плоть его шеи, и в руку Энтони, оставив на них обоих свой след перед смертью. Он пометит парня даже в аду. И путь тот получит шанс пырнуть его ножом или прострелить, неважно, он заберет его жизнь в свою руку.

Оттенки эмоций молодого человека, пробивающиеся в его жестах, мимике и даже трепещущих тенях ресниц Энтони глотал как наркоман глотает наркотик. Он упивался ими и наслаждался, всецело и голодно. Но и о деле не забывал. Голос Энтони был низким, рокочущим прибоем, шуршащим камнями на прибрежье.

-Насколько «ближе» ты планируешь узнать меня. Вскрыть? Или удовлетворишься наружным осмотром и психологическим вскрытием моей психосоматической карты? – а услышав окончание слов молодого человека, Энтони наклонился к нему так, что тот смог рассмотреть даже как сжимаются мышцы радужки глаза мужчины. – Твои слова, я узнаю этот стиль, узнаю дыхание этих слов. Ты, часом, не полагаешь что мы с тобой в роли персонажей Зюскинда? Можно купить что угодно, даже перечисленное тобой. Но самое важное что нам нужно, это выкупить всего лишь пару мгновений перед самой смертью, чтобы успеть понять что больше некуда ступить назад от той гостьи, перед которой не закроется ни одна дверь. И ты сделаешь шаг вперед, очертя голову, к ней. Оставляя или шлейф славы, которая уже тебе не будет важна, потому что ты будешь мертв и дела тебе не станет о том, что о тебе подумают когда тебя уже нет, или пустоту, которая тоже не имеет ровно никакого значения для тебя там, по ту сторону приглашения. А все остальное – можно купить, украсть, присвоить, своровать. Действительно стоящий торг лишь тот, а не тот что мы ведем сейчас. Впрочем, это досужая беседа, ей пристало быть наедине за чашкой кофе в кафе над заливом состояться, а не здесь вестись. Приношу извинения за странный уклон беседы, я хотел слышать твой голос и видеть твои глаза как можно ближе. Только и всего. Теперь я насытился ими и мы можем снова продолжить нашу беседу в более деловом ключе.

Он сел прямо и удобно, совершенно спокойно и улыбнулся почти нежно, пресыщено, словно только что испытал самый настоящий оргазм.

-Тебе нужны мои мозги? Хорошо, но что я получу взамен. Мне нужная информация, тебе нужна идея или тоже информация? Давай подумаем, как нам выявить наш обоюдный интерес во взаимовыгодные рамки. Ты знаешь здесь многих, кто может заинтересовать меня. Увидев тут хоть одного, кто мне станет интересен, я найду возможность поговорить с ним наедине. Через некую толику насилия, или мирно – будет по ситуации. Но лично я предпочту провести все мирным путем. Ты хочешь вести беседу или вытянуть время, пока служба безопасности этого места пробивает меня по базам данных? Что ты захочешь за встречу с тем, кто сможет проконсультировать меня по неким военным вопросам? Я достаточно четко начал нашу партию или надо было расшаркаться в изящной дуэли ума и хитрого подхода к вопросу?

Он заказал себе чашку кофе и гамбургер, при этом не особо ожидая ответа Джорджа, как могло показаться. Он прекратил читать взглядом лицо молодого мужчины и просто изучал помещение с некой долей скуки узнавания.

0

14

Приняв позу внимательного слушателя, Джордж, казалось, был всецело поглощен восприятию той информации, которую доводил до него Энтони. Тягучий мед слов, вырывающий, казалось, самое сердце. Взгляд – глаза в глаза, приковывающий и заставляющий забывать обо всем, что существует помимо этого, жаждущий покорить – разъедает душу Джорджа, с трудом контролирующего себя.
Выражение лица – привычная маска, скрывающая под собой все изъяны, данные от природы, все слабости и не нужные переживания, знать о которых не положении никому.
В душе – плавятся  гранитные глыбы, которые были возведены вокруг алтаря, на который адвокат возложил себя во имя данного им когда-то обещания, исполнения которого, впрочем, от него и, не ждали, наверняка.
Взгляд отведен в сторону, сбрасывая с себя состояние околдованности, вплоть до оцепенения, ничего не замечая, кроме странных гипнотических глаз и губ, которых так хочется коснуться, нестерпимо больно коснуться и, будь, что будет. Но, нельзя.
С трудом, заставив себя вернуться к действительности и, вслушаться в произносимые слова, Джордж начинает мысленно отмечать некоторые положения для себя, которые в скором времени озвучит, не смотря на то, понравится ли это его собеседнику или, нет. Пропуская то, что не так важно, вычленяя интересующие моменты, Джордж мысленно заранее готовит речь, словно он на судебном процессе и, дискутирует с прокурором.
- Мозги мне не нужны, у меня, спасибо, своих хватает. Мне нужна сила и ловкость. Мне нужна звериная изворотливость и, способность, не задумываясь нажать на курок, если потребуется.
Джордж наконец-то вспомнил, что собирался закурить и, поспешно щелкнул зажигалкой, затягиваясь. Спокойствие как никогда ранее было ему нужно в эти минуты, потому, что, видит Бог, человек, сидящий напротив него, если и не представлял собой воплощение плотского искушение и искомый идеал, то, по крайней мере, был слишком во вкусе адвоката, что, разумеется, мешало тому сосредоточиться на делах, отвлекая на мысли, совершенно чуждые операции, склонить на которую он был намерен мужчину.
Упорная борьба, крушение желаний о стены воли и, Джордж относительно успокаивается, хотя, улыбка Энтони все еще отзывается легким покалыванием в паху, но, это уже не имеет никакого отношения к происходящему. Так, право же, наверное, лучше. Потом, упущенное будет наверстано. Когда-нибудь. С кем-нибудь.
- Мне нужно тренированное тело, которое сможет достать информацию. После этого – все, что угодно. В разумные пределах, конечно, - Джордж нисколько не боялся и не собирался отступать от своих слов, он не намерен был делать авансы мафии, даря такое роскошное тело их ненасытным  ручонкам в случае превышения этих самых «разумных пределов».
Легким движением стряхнув пепел в пепельницу, Джордж чуть прищурился и улыбнулся, приняв решение.
- Центр. Исследовательский Центр чего-то, там, короче Острова. Слышал про такой? Мне нужно знать о нем все. В обмен на информацию, я найду способ свести тебя с тем, кого ты мне укажешь.  Все честно и в пределах разумного, не так ли?
Затяжка и хитрый взгляд, быстро скользнувший по лицу Энтони и, опять ушедший в сторону и, резко,  - обратно.
-  Так, как?

0

15

Услышав предложение молодого человека, Энтони вначале резко, даже очень, сменил тему.

-Тебе противно мое лицо или слишком нравится? Ты избегаешь смотреть на меня. – в голосе нет ни насмешки, ни оскорбления, ни вызова. Просто вопрос. Казалось, какая-то тень пустоты промелькнула на лице, стерев с него черты лица, сделав почти невидимым, невзрачным. И снова глаза пронзительно заострились взглядом и черты лица словно проступили под дымкой тумана.

-Хорошо. Сейчас мы на шаг ближе к цели. Задачу понял и она так же в моих интересах. Мне от тебя нужна информация. Вся, что есть в этом, - кивок в сторону публики притона. – мире. ВСЯ. От а до я. Информация по Центру, базе, по местности перед ней, по времени доставки продовольствия и воды, по способу коммуникации и если возможно, чертежи зданий. Хотя бы их сортира, хоть что-то. – взгляд стал не выразительным а буквально  свирепым, глубоко агрессивным, холодным и четким, как у змеи, выбравшей свою добычу и обвивающей кольцами место где спрятался кролик. – А потом. После. Я могу захотеть тебя. Проведешь со мной выходные в моем доме. Один на один. Ты уйдешь живой. Пожелай уйти оттуда в любой момент – выпущу. Гарантий никаких. Как и у меня нет гарантий, что сведения, которые ты предоставишь, истинны и что я вернусь живой оттуда. И еще. Что конкретно  ТЫ хочешь чтобы я там нашел или поискал? Я не гарантирую что смогу вынести много информации в первый рейд. Могут понадобиться еще.

Он закурил и его взгляд был лишен эстетики прежних взглядов, это был человек, уже обдумывающий операцию. Человек, знающий что будет делать и готовый идти к цели любой ценой.

-И еще. Нанимая меня, не жди что ты получил дворовую дворнягу. Ты не приказываешь мне. Никогда. И ни  при какой ситуации. Принимаешь это? – он чуть приподнялся, словно намереваясь уйти, на деле лишь сел поудобнее, почти незримым жестом пальцев подкинув вверх тяжелую монету. Его лицо совершенно скрыла тень от внезапно лопнувшей лампочки, монета в хлопке лампы неслышно упала на пол под окурки и грязь.

В образовавшемся полумраке над их столиком, Энтони нашел ладонь Джорджа и сжал его пальцы в с своей ладони. Сильные пальцы буквально спрятали в своем захвате тонкие пальцы молодого человека.

-Дай мне свою вещь. Любую. Я хочу помнить твое тепло тела. – просьбы не было, было откровенное искушение глухим голосом, горячим дыханием и движением губ, блеклыми тенями выделяющиеся по контуру от рассеянного света из других улов помещения. – Хочу провести с ней ночь, оценить твою скрытую силу и страсть.

0

16

Вздрогнул и, удивленно уставился на мужчину. Неприятный холодок по позвоночнику – словно он пойман на чем-то неприличном, запретном и просто некрасивом. 
- Противно? Нет, отчего же…ты красивый, почему бы мне было противно…
Словно в подтверждение своих слов, Джордж усилием воли задержал взгляд на лице Энтони, избегая, тем не менее, его глаз, опасаясь непредвиденного эффекта, который был бы совсем не  к стати.
Просто надо взять себя в руки, успокоить дыхание… Такое чувство, что мы боремся с ним посредством взглядов и слов, не желая делать уступки…
Джордж сделал знак официанту, воспринятый тем правильно. Через пару минут перед адвокатом стоял бокал коньяка, который незамедлительно перекочевал в руки, сцепленные, словно обнимающие бокал.
Вздохнув, постарался изложить все, что знал, тихим голосом, приглушая его не из стремления к  скрытности, а, скорее – по привычке. 
-  Забор высокий, что-то около 2-х метров, их профильного листа. Поверх забора – колючая проволока. В пассиве еще - вооруженные патрули и собаки, охраняющие территорию. Собак, что-то около десятка, они находятся в разных частях территории и, по ночам – не привязаны. С севера и востока центр упирается в горы, с  запада – лес, с юга дорога в город. В активе у нас – только неожиданность, больше ничего…
Наблюдая за тем, как медленно тлеет его сигарета в пепельнице, Джордж наморщил лоб и, облизав пересохшие губы, произнес:
- У меня есть более точная информация, эту, ты, наверное и сам уже, знаешь. Тебе доставят ее, если ты примешь точное решение взяться за это дело, - цепкий взгляд, вгрызающийся в душу, - Ты же согласен?
Цену добытой информации Джордж даже не намерен был оспаривать, он знал, что это меньшее, что от него могли потребовать.
- Мне нужно знать, на каком этапе находятся работы по возвращению населения острова на круги своя, в мир их прошлых жизней. Думаю, цель понятна, не так ли?
Подчинить…Сломить…Приказать… Джордж поморщился, тряхнув головой,  отгоняя не прошенные воспоминания. Никакой реакции после необычно сгустившегося сумрака над столиком, никаких эмоций, кроме тех, что четко отмеряны и дозволены. Ироничная полуулыбка.
- Ты выразился более, чем ясно, - теплый взгляд на мужчину, чтобы даже тени сомнения не было в его неискренности, - Я не приказываю, я прошу.
Пока…
- Мы, кажется, заключаем взаимовыгодную сделку, - взгляд скользит по руке мужчины, весьма ощутимо подрагивает ладонь в его ладони, - Нужно хоть сколько-нибудь доверять друг другу…
Джордж прерывисто вздохнул, подняв свободную руку к шее, подцепил пальцем цепочку и, рванул цепочку, отчего украшение оказалось у него в руке.
Протянув руку, накрыл ладонью руку Энтони, все еще сжимающую пальцы его руки, нежно проведя по его запястью и, отпустив цепочку с кулоном.
- Это подойдет? – шелест шепота, словно сухие камыши трутся друг о друга на болоте, - Но, о выходных не загадывай, кто знает, что может случиться…
Замедленная реакция памяти – кто-то еще намеревался занять его время на выходных. Кто? Не важно. Сейчас – не важно.

0

17

Энтони выслушал информацию с острейшим взглядом, он запоминал все данные словно губка впитывает воду. Он часто моргал, казалось слова отпечатываются в его глазах как на слайдах, откладываясь в подкорку на время. Стоило потоку данных иссякнуть и он нахмурился недовольно.

-Маловато. Но для начала уже что-то. Особо уточни, есть ли на проволоке забора напряжение или сигнализация. Есть ли на прилегающей к забору территории сигнализация. Уточни породы собак. Я работал с разными и знаю их… породные привычки, это важный пункт.  – он знал что каждый пункт этого списка проверит лично не доверяя своему привлекательному собеседнику, но знать, на сколько процентов лживую информацию ему кинули – значит в какой-то мере оценить цели того, кто подкинул такую тухлую рыбу.

-Просишь? – мужчина склонил голову, целуя пальцы молодого человека, ощутив от них острый запах табака, интонации его голоса были мягкими и поощряющими, как интимная ласка двух змей. – Раз просишь… и таким подарком одарил… - он не закончил предложение и благодарно провел свободной ладонью по щеке молодого человека. – Как мне выйти на связь с тобой? Я дам ответ когда проведу первую проверку на местности. Для начала достань мне карту той местности. Я не верю в официальные изданные в местных типографиях. Тут часто встречаются разночтения. – он умолчал о выходных, потому что это было его условие, которое он выдвинул и более думать о нем было бы непозволительной роскошью. Украшение согревало его руку и он убрал его во внутренний нагрудный карман, старательно застегнув его, чтобы не потерять.

0

18

Наморщив лоб, Джордж честно пытался вспомнить хоть какую-нибудь еще информацию, которая могла бы помочь делу, но, к своему стыду, так и не смог. Собак он видел издали и, единственное, что он мог о них сказать, что они весьма крупные, с мощными челюстями и шкурой черного цвета. Поскольку, в породах этих животных он развирался довольно посредственно, то смог лишь предположить:
- Доги, кажется. Да, у них там доги…Огромные туши с остроконечными ушами и хвостами-сосисками…
Задумчиво смотря куда-то мимо Энтони, Джордж продолжил терзать свою память, покусывая губу.
-  На счет напряжения не уверен, а, вот, сигнализации точно нет – я проверял, - рассказом о том, как он из-за кустов кидал камушки за забор и в ворота, Джордж решил опустить, - К тому же, мне так кажется, что они слишком надеются на свои патрули и охрану на вышках.
Улыбнулся и зажмурился весьма довольно, едва заметно пошевелив пальцами руки в плену Энтони. Отгонять праздные мысли рядом с этим человеком, решительно, было не так просто, как казалось в начале. Кивнув в сторону барной стойки, Джордж шепнул:
- Карту могу для тебя одолжить у здешних молодцов, хотя не поручусь, что те, которые «официальные», не их же подпольная лавочка производит… Все в нашем мире – относительно.
Обворожительно улыбнувшись, высвободил руку и, встав из-за стола, неторопливо прошествовал к барной стойке, привычно лавируя меж потных и пьяных тел различной степени готовности. 
Минутная задержка на разговор с барменом и, вот, уже Джордж возвращается к столику, держа прижатой к внутренней стороне запястья свернутую в полоску карту.
- Вот, - стрельнув взглядом по сторонам, под столом передал Энтони карту, - Может быть, поможет.
Опершись локтем о столешницу, уткнулся подбородком в ладонь и, вздохнул, окинув взглядом зал. Показалось, или, нет, но что-то народ странно концентрируется большей частью именно в той части зала, где располагается их столик. Отбросив параноидальные мысли, Джордж задумался над вопросом Энтони о способе связи. Дать номер своего телефона? Опасно. Не дать – еще более опасно, поскольку этот акт может намекнуть о нечестной игре с его стороны и, тогда он не получит не только информации от Энтони, он не получит вообще ни единого шанса когда-либо узнать что-то о Центре. Плюс то, что можно будет смело записывать мужчину во враги, если не открытые, то те, что держатся в тени, но, оттого, более опасные.
Неторопливым движением вытащим из кармана блокнот, нацарапал на листке цифры и, оторвав белый бумажный клочок, передвинул его по столу к Энтони.
- Вот номер. Запомни и, уничтожь бумагу. Нигде, ни при каких обстоятельствах он не должен всплыть. Звонить будешь осторожно и, только по делу. Думаю, это не надо объяснять, сам понимать должен.
Джордж не то, чтобы нервничал, просто нехорошее предчувствие на миг омрачило его мысли и, словно повеяло могильным холодом.
Проводив взглядом исчезнувший лист бумаги, Джордж вздохнул, в который уже раз и, так тяжело.
- Что теперь? Еще какие-нибудь моменты требуют прояснения или, уже нет?

0

19

На слова о проверке сигнализации, Энтони рассмеялся. Чувственным низким и глубоким смехом. От души.

-Ты как проверял-то? Надеюсь, не заготовил легенду бригаде охранников что ты «в голубей кидался и промазал немного»? – он еще раз поцеловал руку молодого человека и отпустил ее лишь когда юноша направился к стойке бара. В это время Энтони обвел взглядом излишне внимательных к их персоне скопище народа, равнодушно набрал номер на сотовом и негромким голосом, прикрывая сотовый рукой так умело, чтобы кому надо мог подслушать хотя и не без труда, отдал указания в трубку. – Выхожу через 10 минут. Не выйду – стереть это место в порошок, не взирая на то, что я внутри. Конец связи.

Отключив сотовый, допил коньяк молодого человека. Это был блеф. Чистой воды блеф, к тому же грубый, почти детский, но при этом он осознавал, этот сброд  мог поиграть на нервах на последок, а махать кулаками сейчас было не в его интересах. Он тут долго не задержится, все это время уйдет у них на проверку прилегающей к притону территории в поисках подозрительных машин, окон, откуда могла вестись «операция».

Вернувшийся юноша еще более озадачил и… приятно удивил своей наивностью Энтони. Он рассмеялся снова, мельком бросил взгляд на цифры и вернул бумагу юноше.

-Можешь съесть ее, если так волнуешься. Ты пригласил к делу профессионала. Наш сегодняшний ужин подошел к концу. И если ты не против, я откланяюсь. Проводить тебя до машины или ты предпочтешь остаться здесь… дать отчет твоим «друзьям»?

Он поднялся, подошел к юному мужчине, склонился, целуя его в уголок губ, нежно обняв за талию, крепко удерживая  в нем, словно оплел тугими кольцами змей, не позволяя вырываться, и отпустил, отвел прядь волос юноши от его лица, снова глядя прямо в его глаза, выразительные, красивые, насыщаясь их выражением.

-Это был приятный вечер. – признал он.

0

20

Открыл, было, рот, чтобы посоветовать мужчине самому попробовать переварить бумажку, но, передумал и, улыбнувшись, царственным жестом протянул руку и, забрал лист. Кинув записку в пепельницу, поднес к ней зажигалку и, принялся следить за тем, как пламя пожирает бумагу, убивая информацию, которую она несла.
Насмешливый взгляд на Энтони – Джордж слишком хорошо понял, что его действия были истолкованы как дилетантские и, неуместные. Возможно, он действительно был склонен к излишней пафосности, словно в посредственном детективе – строгая конспирация даже там, где в принципе ее могло и не быть. Однако, у адвоката имелись веские причины, чтобы кое о каких его делах определенные круги островного общества не знали.
Убрав зажигалку, склонил голову на бок и, бросил на Энтони  таинственный взгляд. 
- Я пешком. К тому же, ты прав, - я не все дела еще здесь закончил.
Поцелуй и последовавшие за ним объятия были восприняты спокойно, даже слишком, как будто это было привычное дело, что, впрочем, не очень сильно отклонялось от действительности.  Впрочем, спокойствие было лишь внешним, внутри – взметнулся и забурлил ураган страстей, усмирить который сразу было трудно, но, к счастью, не  невозможно. Оторвав взгляд от темных омутов глаз мужчины, подавил желание потереться носом о его щеку – жест неуместный и может быть воспринят не так, как следует его воспринимать. Помня о том, что держать свои чувства и желания в узде никогда не бывает плохим навыком, Джордж, следуя примеру Энтони, приступил к процедуре прощания.
Состроив постную мордашку, аккуратно поправил воротник куртки Энтони и, запечатлев целомудренный поцелуй у него на лбу, произнес тоном заботливой жены, провожающей мужа на работу:
- Береги себя и помни, что только от тебя зависит успех нашего предприятия. Постарайся, чтобы я не разочаровался в тебе и, дай знать, когда что-то появится интересное.
О том, что он сам думает о прошедшем вечере, Джордж предпочел умолчать, также, как и о том, каким мысли роились в его голове, когда он бросал, даже  мельком, взгляд на Энтони. 
Краем глаза заметив сально-издевательский взгляд здоровяка за соседним столом, с вызывающей наглостью наблюдавшего за сценой его прощания с Энтони, Джордж передернул плечами, словно потянуло сквозняком и, устало подумал, что скоро ему придется выслушать новую порцию нравоучений от Большого человека маленького острова. Шестерка просто не сможет упустить шанс и не выслужиться.
Поджав губы, метнул еще один взгляд на соседний столик и, повернулся к Энтони, снова оказавшись под воздействием притягательности, излучаемой его глазами.   
- Иди теперь, я не люблю долгих прощаний…

0

21

Вся сцена напомнила Энтони какой-то сложный и не совсем натуральный спектакль. Он насторожился, это можно было ощутить без особого труда. Мужчина чуть напрягся и его плечи выразительно вычертились рельефом налившихся силой мышц, распирая рубашку, натягивая ее. Его игривость пропала, зато взгляд почти пригвоздил Джорджа, при упоминании того, что тот не любит долгих прощаний. Энтони задело что его сочли способным на картинные расставания. Но это было не существенно. Сейчас его задачей было не тешить самолюбие – на это всегда время найдется – а заняться делом, причем безотлагательно.

Не сказав более ни слова, он покинул заведение, направившись к своему автомобилю. Убрал с зеркала жуткий сувенир, сунул его на место, завел авто и вырулил на трассу, сразу взяв направление на горы.

Исследовательский Центр » Исследовательский Центр по изучению Феномена Острова

0

22

С легкой усмешкой, адресованной спине Энтони, проводил мужчину взглядом до дверей. Теперь можно немного расслабиться, а, главное, благополучно покинуть сие гостеприимное заведение. Если вокруг стали крутиться шестерки мафии, адвокату тут делать нечего. Досужим сплетникам и, так, будет что обсудить по итогам сегодняшнего вечера.
Не торопливо поднялся со стула, одной рукой опираясь на его высокую спинку. Не реагируя на взгляды, также медленно, рисуясь, покинул помещение, сделав вид, что голоса за спиной зазвучали громче оттого, что он эффектно выделился на фоне заплывших рож и покалеченных тел.
Остановившись у обочины тротуара, закурил, меланхолично окинув взглядом улицу. Все неизменно – паскудно и грязно. Мысль о том, что необходимо отчистить себя, извести запах трущобных улиц, заставила Джорджа поспешить домой.
Отринув мысль о ловле машины, он решил пройтись пешком – так же, как он пришел сюда, благо до парка было всего ничего, он даже не успеет устать.
Щелчком, отбросив окурок в придорожную лужу и, убрав руки в карманы, он направился в сторону городского парка. Ни единой мысли о происшедшем за вечер не было у него в голове, только легкая дымка удовлетворения и зарубка в памяти – он сделал то, что поставил своей целью на день. К чему теперь терзания и переживания? Теперь он может только – ждать.

>>>   Дом Джорджа д'Альбре

0

23

//Поместье Оотори
Сегодняшняя сделка должна была пройти по предположениям и расчетам Кёи вполне удачно и даже лёгкой. Место встречи было назначено в трущобах, что немного настораживало Кёю только в первые минут пять, прежде чем он не подсчитал свою прибыль. Всё же в душе где-то грыз маленький подлый червячок сомнений, но на него химик не обращал внимания, когда перешагнул порог притона вместе с человеком, что его сюда и вызвал. Рюкзак на спине Кёи был сейчас самым ценным, и парень предусмотрительно снял его, держа в руках.
Сделка ладилась не слишком хорошо, но всё же получив свои деньги за небольшую поставку наркотиков, он остался доволен и вышел.
//Заброшенные склады

0

24

>>> Заброшенные склады.

На этот раз, Ацуто предпочла проигнорировать «парадный» вход и просто-напросто спереть товар. Это не составило особого труда. Девушка влезла через небольшое окошечко в уборной и практически беспрепятственно шарила по комнатам, до тех пор, пока не отыскала украденный рюкзак. Очки, как ни странно, находились в нем.
Пару раз наемница натыкалась на парней шкафообразной комплекции. Один раз – в уборной, когда Мо только попала в притон. Здесь девушка изобразила на лице ужасную усталость и, сделав томные глазки, с видом бывалой шлюхи, выскочила в коридор. Второй раз, Рёмо чуть не попалась в одной из кладовок: какой-то особо ретивый мальчонка попытался уличить ее в краже, но Ацуто одарила его звонким подзатыльником и сообщила, что если он и впредь перестанет опознавать «своих», ей придется доложить об этом «боссу» (какому именно, Рё не придумала).
В общем, все прошло даже лучше, чем ожидалось. Наемница, помимо искомого, прихватила парочку гранат, и сумела выбраться тем же путем, которым попала в притон.
Пройдя несколько метров и, завернув за угол, девушка запрыгнула на «свой» байк и поспешила ретироваться.

>>> Поместье Оотори.

0


Вы здесь » The Island Of Desire » Трущобы » Притон